July 19th, 2015

Россия хорошеет и уверена в себе

Русские люди больше не мечтают стать «как на Западе». Они хотят жить по-своему на своей земле. Они никому не угрожают и не терпят, когда их поучают. Шэрон Теннисон (США) делится впечатлениями от недавней поездки по России.

«За 32 года поездок по России я никогда не видела ее такой обихоженной и такойуверенной в себе, как сейчас»

Основательница и президент Центра гражданских инициатив (Center for Citizen Initiatives) Шэрон Теннисон пришла в «народную дипломатию» в начале 1980-х годов, когда многие и в США, и в СССР были напуганы новым витком «холодной войны».

C 1983-го развивает контакты между гражданами двух стран - как человеческие, так и деловые в области образования, здравоохранения, сельского хозяйства, экологии. Всю страну объездила десятки раз. В июне 2015 года она привезла в Россию новую группу народных дипломатов. Американские граждане-миротворцы побывали в Москве, Екатеринбурге, Волгограде и Санкт-Петербурге.

Collapse )

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Вран

Ничего личного, просто мысли.

Ещё с прошлого года мне часто доводилось сталкиваться с обвинениями в капитулянтской политике в адрес некоего Суркова. Вроде бы пустые и голословные монологи, учитывая то, что большинство людей даже представления не имеют, кто же такой этот загадочный Сурков? Кто-то скажет, очередной серый кардинал. Нет, масштабы не его. Обычный политтехнолог, коих в нашей стране немало. До поры были спокойны и блоггеры, позиционирующие себя, как патриоты. Те, кто упёрся рогом: "Новороссия не наша, а лишь инструмент для федерализации и переформатирования Украины". Казалось, решающая победа ими одержана - руководство отыграло назад. Но в определённый момент, они начали нервничать и стараться всё больше скомпрометировать Стрелкова и его окружение. Доходило даже до прямого абсурда. При этом они ревностно и яростно защищали Владислава Юрьевича Суркова и его команду, мотивируя это тем, что президент им доверяет, а значит, они - профессионалы. Конечно, президент доверяет только профессионалам и неполживым политикам. Яркий тому пример - Сердюков. Почему он на свободе, так и осталось без ответа при том, что его, как минимум, личное участие в расхищении средств очевидно чуть менее, чем полностью.
Я, конечно, допускаю досадную оплошность - и на старуху бывает проруха, но всё же... Что такого особенного в Суркове, что надо его защитить, ради чего даже подпеть свидомым? При этом, аргументацией, как правило, сурчата не блещут. Их аргументы легко разбиваются о факты, самую упрямую вещь на свете. Справедливости ради, надо отметить, что и те, кого Ищенко в своей статье назвал "милитаристы" тоже пластинку менять не думают. Типичные лебедь-рак-щука.
Я с высоты своей колокольни, конечно, не могу судить о том, кто лучше разбирается в геополитических раскладах, но всё же скажу и своё мнение, даже не учитывая то, что до нужных ушей оно вряд ли дойдёт. Не будучи человеком предвзятым, я предлагаю сделать вот такой промежуточный ход: провести небольшую ротацию в рядах кураторов. Мало ли нынче людей, претендующих на должность Владислава Юрьевича? Уверен, что более, чем достаточно. В том числе и тех, кто настроен более решительно. Честный человек не станет увиливать от проверки на "вшивость". Но если он встречает идею в штыки? Значит, в чём-то, да виноват - только лжец будет бояться проверки. Так ли голословны обвинения в адрес Кремля и доверенных лиц? Есть ли альтернатива политике уступок и капитулянтства? Всё познаётся в сравнении. Во время Английской Буржуазной Революции тоже казалось, что сил хватит лишь на то, чтобы шантажировать монарха, да изредка покусывать королевскую армию. Так продолжалось до тех пор, пока повстанцевне возглавил Оливер Кромвель, нанёсший ряд поражений английским войскам и завершивший, наконец, революцию. Так есть ли альтернатива Суркову и его команде? Для меня лично ответ уже не так очевиден, как год назад. Надеюсь, я посеял семена сомнения в ваших головах. Взойдут ли они - зависит только от вас. Моё дело лишь донести до читателей свою мысль. Спасибо за внимание.
Честь имею, Горацио.