April 25th, 2016

Ах бедный Йорик!

РФ забила первый болт в дорогу в обход Луганской области

Оригинал взят у marafonec в РФ забила первый болт в дорогу в обход Луганской области
Оригинал взят у volnodum в РФ забила первый болт в дорогу в обход Луганской области
bolt

20 апреля 2016 года Южный военный округ РФ посетили высокие военные чиновники. С инспекцией в Воронежскую и Ростовскую области приезжали первый заместитель министра обороны РФ, генерал армии Руслан Цаликов и заместитель министра обороны РФ генерал армии Дмитрий Булгаков. Целью визита было осуществление контроля за ходом строительства двухпутной электрифицированной железной дороги в обход Украины на участке Журавка-Миллерово, старт строительства которой был дан год назад — 25 апреля 2015 года.

Первый и второй этапы строительства предусматривали срез  земли  и отсыпку земляного полотна на участке с 11 по 52,4 километр. Данные работы были завершены в 2015 году.

Часть земляного полотна от станции Журавка до Новопавловки можно увидеть на спутниковом снимке от 11.01.2016 DigitalGlobe. К сожалению, остальные карты пока не обновили спутниковые изображения данного участка, чтобы убедиться в точке до которой уже произведена насыпь железнодорожного пути.

Collapse )



Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Скво

Кампучийский синдром или цена отложенной войны.

«Те, кто забывает историю, обречены на её повторение», – записал однажды отец-основатель исторической науки Геродот. Сегодня мало кто помнит казалось бы, локальный конфликт в Южной Азии. Тем не менее, если детально изучить его хронологию и этапы развития, мы увидим много общего с нынешней ситуацией в Ближнем Зарубежье.

В 1975 году власть в Кампучии захватили «красные кхмеры» под руководством Салота Сара, вошедшего в историю, как Пол Пот. Буквально сразу, едва взяв Пномпень, он объявил, что его соратники «готовы воевать с Вьетнамом 700 лет» и что Вьетнам для Кампучии – «враг номер один». Будучи «человеком слова» Пол Пот не стал откладывать конфликт в долгий ящик и уже в мае 1975 года на южных границах Вьетнама начались первые провокации, перераставшие в военные столкновения.

Тем не менее, руководство Вьетнама смотрело на всё это сквозь пальцы, не замечая откровенно антивьетнамской политики «красных кхмеров». Возможно, власти тогда недооценили угрозу со стороны полпотовцев, продолжая вести с ними переговоры и время от времени давать валютные займы. В самом Вьетнаме нескончаемые провокации на границах воспринимались как побочный результат внутренних трений в руководстве «красных кхмеров». А один из ближайших сподвижников Пол Пота, «Брат № 2» Нуон Чеа считался «другом Вьетнама» и часто ездил в Ханой на переговоры, в том числе и по вопросам материальной помощи. А события в самой Кампучии вьетнамским руководством воспринимались, как «внутренние дела соседнего государства».

Тем временем, в самой Кампучии были убиты, либо изгнаны практически все этнические вьетнамцы. Вьетнам слишком поздно осознал угрозу со стороны «красных кхмеров», что и привело к трагическим последствиям. 18 апреля 1978 года полпотовские диверсанты вошли в село Батюк провинции Анзянг. В этом селе не было никаких военных гарнизонов, поэтому бойня, устроенная полпотовцами в селе была бессмысленной и жестокой. Меньше чем за сутки погибло 3157 человек. Выжило всего двое. Позже «красные кхмеры» гордились содеянным, а местное радио разразилось победными реляциями о том, что соотношение потерь 1:30 в пользу Кампучии и теперь Кампучии надо пожертвовать жизнью ровно 1 миллиона своих солдат, чтобы истребить всех вьетнамцев.
Только после такой расплаты Вьетнам вынужден был пересмотреть свою политику в отношении Кампучии. Оставить безнаказанной гибель тысяч соотечественников вьетнамцы не имели никакого морального права и через 8 месяцев вьетнамские войска вторглись в Кампучию и разгромили меньше, чем за месяц полпотовскую армию. Многие из солдат в панике разбегались и бросали позиции, другие сдавались в плен, либо переходили на сторону наступающих.

После того, как солдаты обнаружили тюрьму «Туолсленг» и семь едва живых узников, они тотчас задокументировали их показания, разыскали «поля смерти» и массовые захоронения гражданских, убитых при «красных кхмерах». Тем не менее, в ООН не стали даже обращать внимание на причины вторжения вьетнамских войск в Кампучию и считали вьетнамцев «агрессорами», а вплоть до 1990-х годов «красные кхмеры» считались «законным правительством Кампучии» и были неплохо представлены в ООН. При том, что Вьетнам не преследовал никаких корыстных целей в оккупации Камбоджи, а всего лишь защищал свою землю от бесконечных провокаций.

Когда я читал материалы по конфликту, меня не покидало ощущения дежа вю. Многие моменты напоминали сегодняшние российско-украинские отношения. Россия сейчас идёт по тому же пути, что и Вьетнам в 1975-78гг., закрывая глаза и на геноцид русского населения, и на масштабную антироссийскую пропаганду в самой Украине, где фашизация населения идёт семимильными шагами. Как показал опыт Вьетнама, цена подобного попустительства слишком высока.

А ведь первые звоночки уже были в июне 2014, с того самого момента, как первые мины упали на Куйбышевский и Каменский районы Ростовской области. В обозримом будущем нам стоит ждать нарастания провокаций вплоть до похищения и убийства гражданских лиц в приграничных районах. В текущих условиях повторение Батюкской трагедии более чем вероятно.

А это значит, что рано или поздно, но Россия будет втянута в войну. Когда речь идёт о жизни уже своих сограждан, торг не только не уместен – он преступен.

Ах бедный Йорик!

Захар Прилепин о проблемах патриотизма в России.

"Здоровый патриотизм невозможен в обществе, где существует когнитивный диссонанс: с одной стороны, наше государство провозглашает религиозность, достоинство и вечные ценности, а с другой стороны, мы живем в достаточно развратном, лживом, коррупционном мире, где самые удачливые люди — далеко не самые достойные. Как бы мы чудовищно не относились к событиям 1949-го и 1951-го годов, тогда были академики, врачи, генералы, военные — это была элита общества. Сегодня элита состоит из других персонажей. Страна гораздо меньше прислушивается к академикам, а больше к людям, которые вообще не понятно чем заслужили право диктовать что-то. Возьмите 30 топовых блогеров: что эти люди произвели такого, чтобы на них смотрели с интересом?"

Захар Прилепин