July 2nd, 2016

Вран

О своём, о личном.

Вчера в Ростове ничто не предвещало ни грозы, ни дождя - неделю подряд палило солнце под 40 градусов, от зноя голова болеть начинала. Но вечером становилось прохладнее и можно было выходить. Вечерами здесь благодать - то, о чём можно только мечтать застенчивым романтичным юношам вроде меня.
Вообще, за год, что я тут живу, город мало изменился. Но это я уже с позиции переехавшего говорю. А вчера я ехал домой с курсов ин.яза, вдруг дождь ка-ак шарахнул! От такого потока я насквозь промок, пока шёл до остановки. А вот чем ближе мы подъезжали к жд-вокзалу, тем хуже сановилось - вода всё прибывала и прибывала. Того и гляди зальёт нас. Я в принципе не помню подобных бурь, разве что когда ещё совсем мелкий был и ураган обесточил мой родной город на три дня.

В конце я и решил, что луше на своих двоих дочапаю - меньше нервотрёпки, ибо ждать, пока вода салон зальёт, мне как-то не хотелось совершенно - в этом потоке какой только гадости не скопилось. Выхожу - в рот компот! Воды по пояс, машину глохнут, асфальт размывает. Домой кое-как добрался, света не было несколько часов. Потом увидел в инете, как автомобили сносило, будто мыльницы, а ресторан "Осака" и вовсе разорён, как после налёта. Ну да ладно, надеюсь, эти ямы в скором времени заделают, как и всё остальное.
Вообще, сегодня тоже ливень обещали, вроде как даже новый потоп. Но жд-вокзал работал по графику, покуда электричка ехала, ни капли не сорвалось. Брешут, собаки, как не знаю, кто.

Ну а 7 и 8 июля нас уже официально выпускают. Не знаю, пойду ли я в магистратуру, буду ли сразу работать... Тут уж как карта ляжет.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Ах бедный Йорик!

Синдром Полесова.

Некоторые исследователи считают (и обосновывают научно), что замечательную книгу "12 стульев" написали не довольно посредственные политические журналисты Ильф и Петров, а ни кто иной, как Михаил Афанасьевич Булгаков. Так это, или не так - не мне решать. Но сама книга "по-булгаковски" блестяща, иронична и давно "разобрана на цитаты".

Вот у меня, глядя на метания нашей российской власти на внешнеполитическом поприще, начиная с 2014 года создается стойкое ощущение, что Виктор Михайлович каким-то образом "перевоплотился" и теперь управляет Российской Федерацией. То есть - постоянно мечется от одного дела к другому, бросая предыдущее в самом неудовлетворительном состоянии. Напомню - в романе Виктор Михайлович взял подряд на починку ворот, разобрал их полностью, а потом... по соседству случился пожар и Полесов убежал "руководить" его тушением. Пока он бегал, ребятишки растащили множество деталей, без которых обратная сборка стала невозможной. А "возомнивший о себе хам" (дворник) не дремлет. И расплата неминуема... Ничего не напоминает? Донбасс... Сирия.. на пример?

Ради справедливости, не могу не сослаться на другого автора, который уже проводил подобные аналогии касаемо внутриэкономических "инициатив". Вот ссылка:
http://gazzky-papa.livejournal.com/62317.html
И в этом отношении я с указанным автором тоже совершенно согласен... К глубокому сожалению. Поскольку Виктор Михайлович Полесов живет в нашем с вами общем дворе... Но работает, судя по всему, уже далеко не "слесарем-интеллигентом", нет! Пробился в управдомы! Взяв в качестве главных советников других персонажей бессмертного творения: "сына турецкоподданного", бывшего "предводителя дворянства", гробовщика Безенчука, гадалку с ее попугаем и всех прочих... включая и героев "Золотого теленка" во главе с "зиц-председателем Фунтом" и руководителем "Геркулеса" Полыхаевым... Грустно, господа и товарищи! Предельно грустно!
Скво

Обычная история из жизни.

Сентябрь, центр Москвы, веранда летнего кафе. Убиваю время, около часа до встречи в центре.
Столиков свободных больше нет. Подходит средних лет мужчина, спрашивает - свободно ли. Получив приглашение, присаживается. Разговор плавно перетекает от общего, вроде последних новостей, к частному - увлечениям, проведённому отпуску. И вдруг, как гром среди ясного неба, раздаётся дребезжащий звук звонка, новый знакомый берёт трубку. В кафе как раз выключили музыку. До моего слуха доносятся какие-то раздражённые императивы и всякие БДСМ-эпитеты. Голос женский, тон обличающий и непререкаемый. Знакомый что-то невразумительно мямлит, пытаясь "умаслить" ласкательно-уменьшительными.
Внезапно оказывается, что он не сидит в кафе, а едет по срочным делам, чуть не вопрос жизни и смерти. Включается музыка, но даже это не мешает услышать категоричное "чтобы через полчаса был" из той же трубки. Лицо нового знакомого претерпевает ряд последовательных изменений, от напряжённо-отчаявшегося до облегчённо-радостного. Как солдат, получивший "увал" в город. Счастие его столь безгранично, что он не может не поделиться им с ближним, в моём лице:

- Мне тут ходьбы пять минут, ещё время есть. Вон как моя переживает, прям не может без меня.
(это любопытно, а что Магомет сам не идёт к горе, если так "не может"? Мы-то тут вроде неплохо беседуем. Надо включить "дурачка"...)
- Любит, надо полагать. (сейчас я услышу весьма вольную трактовку понятия "любовь")
- А как же. Переживает. Год вместе живём, предсвадебное волнение. Документы подали недавно.
(это что ж после штампа-то будет? Слабонервным и детям до 16-ти просьба не смотреть. Надо влезть в латексную шкуру подкаблучника, чтобы выудить ещё несколько фраз. Трудно... Думаю, пара рюмок коньяка своё дело сделают...)
- Да это ещё ничего(надо побольше умиления во взгляде), моя вон вообще руки распускает. Бьёт, значит любит(хыхы).
- Ага, они такие. (понимающе-заговорщицкая улыбка) Думаешь, чего она так ерепенится? Да подруги её вечером придут, они меня ещё не видели.
(будут тебя, любезнейший, обсуждать, как коня на ярмарке, смотреть в зубы, а ты будешь делать стойки и приносить в зубах палочки, демонстрируя качество прогиба. Модель "Очередной "мой", версия для дома" проста и удобна в эксплуатации.)

Спокойная музыка в кафе сменяется каким-то лютым, неизбывным и надрывным звездостраданием, а-ля "прости-пойми-прими-квартиру отними". Тут даже коньяк не поможет. Такое, пардон, ощущение, что исполнитель вообще не рождался, а прямо там и застрял на всю жизнь. Официант, гнилые помидоры есть?
А выпивка-то своё дело сделала. Порозовел, расхрабрился. Сейчас включит альфу-патриарха. Набирает номер.

- Лер, ты? Я тут закончил, посижу в кафе ещё минут двадцать! Да! (Боже мой, раздухарился-то как! Это ж надо - в кафе, да ещё в субботу! Смотрит с видом снисходительного превосходства. Ах да, я же ещё в облике подкаблучника.)
- Ох и устроит она тебе дома, может не стоит?
- Да пускай устраивает. Что мне. Поорёт и перестанет. (да ладно, хмель ещё не пройдет, а ты будешь рад служить дома мишенью для дартс).

Голос из динамиков уже срывается на фальцет. Пение итальянских кастратов, в сравнении с ним - Огнивцев, либо Шаляпин. На заключительном самобичевании пение стихло. Мои уши и мозг ещё можно спасти. Не пора ли сбросить маску?

- А почему ты вообще терпишь такое отношение? Оскорбления, приказы? Что ты такого натворил, вырезал сиротский приют? Писал тексты для песен Стаса Михайлова? Ограбил дом престарелых?
- Да ладно, я же мужчина - что мне женские словечки?
- Хм, если так, то повесил бы трубку и не отчитывался. Но дело это твоё. Просто не могу постичь этого рассудком, не для средних умов, видать.
- Могу и пояснить, что сложного-то. Ты парень неплохой, только циник. Так нельзя жить, ради отношений и семьи надо жертвовать.
- Кому надо? Зачем надо? Не осилил.
- (мнётся, но находит подходящий ответ) Ну так уж заведено. Традиция...
(Традиция? По традиции, мой лопоухий друг, она должна принести приданое, не перечить и держать свои речевые излишества при себе - и это как минимум. За одну лишь фразу из вашего разговора, по традиции, её следует тут же выставить за дверь. С вещами на выход. Озвучил, с заменой отдельных слов подходящими по смыслу)
- Ну это пережитки каменного века. (садись, Сидоров, пять за прилежание) Она же меня любит, она всё это время со мной, я обязан идти на уступки...
- Конечно. Что нам удобно - традиция, что нет - пережитки. А ведь традиционная модель целостная и завершенная, всё в ней взаимосвязано. Прими целиком, или уж откажись от этой модели, но не надо делать из неё "монстра Франкенштейна", с лоскутами из равноправия и традиции.
- Это всё заумь. Тут чувства. Она меня любит и живёт со мной, а я иду на уступки.
- А в чём её уступки и в чём выражается её отношение?

(опять мнётся. Заказал, для куражу, ещё бокальчик - никак у него моя ересь в голове не укладывается)

Затянул лебединую песнь новый звёздный звездострадалец. Что-то вроде "Ааа тибеее - все мои мыслиии и мечты". По мне, так человеку, у которого все мысли и мечты только об одном, надо срочно бежать в больницу.

- Я же говорю, она живёт со мной, любит меня и хранит мне верность(блажен, кто верует).
- Ну да, я понимаю, такое одолжение делать москвичу средних лет, с жильём в центре и нормальной работой. Как же-сс... Быть может, пора начать совершать в её честь человеческие жертвоприношения? Ещё не требовала? Так сам бы догадался, раз любишь.
- Будет ёрничать-то. Я серьёзно...
- Да куда уж серьёзнее. Она с ним живёт... Да ведь ты тоже с ней живёшь. Или жильё, забота, охрана, помощь в быту, обеспечение нынче дешевле прошлогоднего снега? Смотри - ты со мной беседуешь, я с тобой. Никто никому одолжений не делает и в ногах слёзно не благодарит, так? Так почему же эта логика не срабатывает в отношении твоей ненаглядной? ты её может и любишь, а с чего ты взял, что она тебя любит? Позвони и сообщи, что расписываться не пойдешь, проверки ради...
(молчит, разглядывает бокал)

Из динамиков опять какие-то "страдания юного Вертера". Этот стон у нас песней зовётся. Очередной мачо брутально пресмыкается в стихах, на вечное "она с другим". Из его начитывания так или иначе становится очевидно, что женщины нынче редкость и достойны занесения в Красную Книгу. Официант, духовое ружьё!

Три барышни за соседним столиком поглядывают на нас и шушукаются. Это их мои последние фразы насторожили. Одна хихикает, другая спокойна, а третья будто гаргулья с готического замка, надеюсь ножи тут тупые.

Гаргулья спорхнула с парапета и заскрипела несмазанной дверью:
- Я не понимаю, почему вы лезете в его жизнь!
(надо ответить. До седьмого колена ответить.)
- А зачем вы влезли в чужой разговор?
- Пускай человек разбирается сам, он же мужчина, у него своя голова есть.
(собеседник мой меняется на глазах. Сомнение с его чела исчезло, опять появился щенячий восторг от "чувства выполняемого долга".)
- У меня тоже, сударыня, имеется своя голова и я тоже могу разобраться сам. Прекращайте вашу проповедь.
- Я всё же выскажу своё мнение...
- О, не надо затрудняться, я, право, недостоин такого внимания. Уж мы так как-нибудь, без вашего участия.
- Такие вот типы разрушают союзы, портят отношения...
- Часовню тоже я развалил? Поверьте, ваше мнение являет настолько большую ценность, что лучше им не разбрасываться - берегите его и держите при себе. Разрушить можно только то, что есть. Желаю здравствовать.

Гаргулья онемела на минуту, но собралась с духом:
- Я не закончила. Ещё не рассказала, сколько таких типов позорят звание настоящего мужчины. Эгоисты. Хамы. Эксплуататоры.
- Я бы вам поведал, какое место ваши оценки занимают в моём отношении к себе, да боюсь отвечать за доведение до самоубийства. Официант! Мы барышню не заказывали, унесите. (подруги гаргульи хихикают всё сильнее) Или хоть замените.

Через стол от нас тоже привычная картина, мужчина кается в чём-то перед спутницей, не забывающей начпекивать сообщения в смартфон во время всех его чувственных излияний.

Наш стойкий оловянный солдатик засобирался.
- Пора мне уж... Всё-таки ты неправ, нельзя так к людям.
- Возможно. Быть может так и надо - звонить, приказывать, оскорблять. А потом считать это традицией и любовью.
- Ну мне тоже это не нравится, но нельзя вот так, взять и бросить. У неё виды...
- У всех виды. Все что-то мнят себе. И у лягушки есть виды и у кого угодно. Что с того?
- Но это непорядочно, чувство долга...
- Вот ты, к примеру, начнёшь халтурить на работе, требовать себе тройной зарплаты, лениться, хамить всему коллективу, игнорировать просьбы начальства. Тебя уволят. И правильно, так? И никого не будет волновать, что может у тебя денег нет и тебе это место необходимо. Потому что когда необходимо, так себя не ведут. В чём разница? Почему терпеть и подстраиваться должен ты?
- Она тоже подстраивается, она мне не изменяет.
- Даже если и так, это само собой подразумевается. Нахуа, пардон муа, нужна такая, что изменяет?
(гаргулья с жаром объясняет подругам своё творческое видение моей персоны. Забавно, узнал о себе много нового. Подмигнул ей. Её лицо отразило в себе все оттенки зелёного.)

- Уют, домашний очаг.
- Я заметил. Это уж не очаг, это пожар. Вот придут её подруги, а ты приведи какого-нибудь друга.
- Так нельзя... Нуу...
- Конечно нельзя, слыханное ли дело - в свой дом своего друга привести без спросу! Кощунство, наглость!
Ты даже не имеешь права распоряжаться своим свободным временем и своим домом. Она даже не пытается аргументировать твою адскую необходимость быть дома сейчас, ведь до подруг ещё два часа. От большой заботы, видать.
- Так живёт же со мной...
- Жить с тобой - её осознанное и взвешенное решение. Тебе не за что быть по гроб жизни благодарным и пытаться это компенсировать какими-то жертвами. Она не какая-то августейшая особа, а ты ей не ливрейная челядь. Впрочем, я повторяюсь. Тебе звонят.
("да-да, уже в подъезд захожу")

Пир во время чумы продолжался, под завывания очередного морального Фаринелли, а я поспешил за запланированную встречу. Нет повести печальнее на свете...