Анатолий Слюсарев (horacius) wrote,
Анатолий Слюсарев
horacius

Диверсанты из сельской школы

Оригинал взят у nyka в Диверсанты из сельской школы


На подступах к Сталинграду в 1942 году детский партизанский отряд мстил фашистам за смерть ровесников.

Атака немцев на станицу Нижнечирскую началась поздним вечером 25 июля. В жаркой степи загрохотали взрывы, заревели танки.

Больше всего били по церкви Петра и Павла, стоявшей над крутым берегом. В храме держали оборону морпехи. Перед ними был вермахт, за спинами — Дон, последняя водная преграда на пути к Сталинграду.

Двадцатилетняя учительница русского языка и литературы Клавдия Панчишкина разбудила родных. Накануне они прибыли в Нижнечирскую из родного Верхнесолоновского хутора для эвакуации на левый берег.



Взяли узелки с едой, побежали к понтонному мосту. Там увидели столпотворение: прорвавшиеся из котлов солдаты, колхозные грузовики, плачущие женщины с детьми.

Уже на мосту Клавдия вспомнила о тракторах, оставленных у правления. Комсомольцам района была поставлена задача эвакуировать технику, чтобы не досталась врагу. Побежала обратно, не слушая мольбы матери.

Когда была у самого берега, мощный взрыв разметал понтоны, волной её вынесло на сушу. Родные успели перебраться на другую сторону. А Клавдия, встав на ноги, увидела немецких солдат.

Ещё на первомайской линейке школьный комсорг Панчишкина зачитывала приказ товарища Сталина № 130: враг у стен Москвы разбит, будем гнать гитлеровцев до самого Берлина! Но в наступление перешли немцы — 17 июля передовые части 6-й армии Паулюса ворвались в придонские степи, нацеливаясь захватить город, носящий имя Сталина.

Спасать фронт бросили три дивизии сибиряков, вчерашних школьников из Тюмени и Омска. В комсостав взяли необстрелянных студентов, окончивших ускоренные курсы пехотных училищ. В помощь придали 66-ю бригаду морпехов с боевым опытом, сводный отряд Тихоокеанского и Балтийского флота.

В первые же дни 30 тысяч бойцов попали в котёл, из которого выбралось всего 700 человек, сумевших переплыть Дон.



Клавдия после взрыва понтонов осталась в зоне оккупации. В конце июля её окликнул на улице бывший одноклассник Александр Копцев. Высокий, красивый, нёс на боку кобуру, а на рукаве — белую повязку Polizei.

Копцев был из семьи белогвардейцев, во время Гражданской войны его отец служил есаулом у атамана Константина Мамантова, уроженца Нижнечирской. Здесь же воевал атаман Краснов, с тридцатых годов сотрудничавший с фашистами и продвигавший теперь идею "Великой Казакии" — марионеточного государства на землях Войска Донского.

Гитлер согласился подправить расовую теорию и считать казаков не славянами, а потомками остготов — близкого к древним германцам племени.

Пропаганда среди казачества, пострадавшего в годы коллективизации, удалась: оставшиеся в Нижнечирской казаки встречали оккупантов хлебом-солью. За два дня в полицию записалось 26 человек — больше, чем по всей округе. Отец Копцева стал старостой.



В Верхнесолоновском нацисты начали с казни сельчан, пытавшихся укрывать раненых. Повесили трёх комсомолок из класса Панчишкиной — за тетрадки с лекциями по истории коммунизма.

Дома Клавдию ждал сюрприз: несколько красноармейцев, прятавшихся в амбаре. Голодные и перепуганные подростки.

Вечером в окошко постучался десятиклассник Ананий Шефатов, сын директора моторно-тракторной станции. Сказал, что знает про бойцов и готов проводить их в партизанский отряд.

Вечером она была с бойцами в условленном месте. Их встретил секретарь райкома партии Александр Чистов — комиссар только что образованного партизанского отряда "Смерть фашизму!". Командиром стал председатель исполкома Павел Воскобойников, а в состав отряда вошли старшеклассники, включая девочек.

Подростки прятались в лесистой балке у близкого хутора Дёмкин. Клавдию оставили в Верхнесолоновском, назначив секретарём подпольного райкома комсомола и помощником комиссара.

Как опытный организатор она разбила школьников на боевые пятёрки. Первая пятёрка собирала разведданные, для чего учительница математики Тамара Фёдоровна Артёмова устроилась работать уборщицей в немецкий штаб. Вторая передавала данные советскому командованию.

Третья распространяла листовки и сводки Информбюро, четвёртая готовила побеги из концлагерей, пятая указывала советским лётчикам цели ночных бомбардировок. Райвоенкомат заранее выдал подпольщикам 10 винтовок, 2 автомата, 20 гранат, 45 килограммов тола.

В августе в станице случилось страшное, заставившее обозлённых школьников перейти к диверсиям.



До войны в Нижнечирской было два детских дома: один — для детей раскулаченных и врагов народа, другой — для школьников с задержкой развития (как до сих пор называют официально — для умственно отсталых).

Эвакуацией первого занимались чекисты: нельзя было допустить, чтобы дети врагов попали в руки врагов. Про второй в суматохе забыли.

Перед приходом немцев из детдома разбежалось большинство педагогов и половина воспитанников, осталось 47 детей от 2 до 14 лет и завхоз Елена Донскова, не сумевшая бросить несчастных.

Сначала немецкие солдаты отняли у детей запасы еды. Донскова месяц кормила их лепёшками из картофельных очистков и недозрелыми яблоками.

Утром 25 августа у детдома остановился чёрный автомобиль. Прибывший штурмбанфюрер Ханебиттер, начальник местного гестапо, приказал готовить детей к отправке в германский тыл.

— Тёплые вещи нужны? — спросила Елена Афанасьевна.

Гестаповец что-то буркнул, переводчик объяснил, что Великая Германия берёт детей под покровительство, их будут лечить и содержать по последнему слову европейской науки.

На следующий день к детдому подъехало три грузовика с солдатами так называемой "харьковской группы" украинских националистов. Служили там и русские предатели.

Дети плакали и не хотели садиться в машину, гестаповцы на русском уговаривали, что бояться нечего, скоро всё кончится.

Правдой было только последнее. Не доезжая трёх километров до станции, офицер гестапо дал команду свернуть к оврагу, где заранее был вырыт огромный котлован.

Детей вытолкали из грузовиков и построили на краю ямы. Переводчик Михаил Буланов позже на допросе в СМЕРШе вспоминал, что на всю жизнь запомнил лицо белокурой девочки с заплаканными синими глазами:

— Дяденька, я не хочу спускаться, мне страшно...

Буланов столкнул девочку на груду уже расстрелянных детдомовцев, а хохочущий немец Аликс, руководивший расстрельной командой, выпустил в ребёнка очередь из автомата.

Позднее экспертиза установила, что далеко не все дети погибли от пуль. Некоторых забивали насмерть — на детских лицах отпечатались следы железных подков, других закопали заживо.

Через несколько дней захоронение случайно обнаружили казачки и рассказали партизанам.

Отряд "Смерть фашизму!" спешил отомстить.



С погубившими детей гестаповцами расправились девятиклассницы Тоня Лазарева, Саша Кагальницкая и их ровесник Лёва Городничий. Бросили по гранате в окна дома, где весело ужинали палачи.

Пятеро офицеров погибли на месте, троих тяжело ранило. Сам Ханебиттер, отлучившийся в туалет, отделался лёгкой контузией.

Ребята благополучно скрылись с места диверсии. И понеслось!

Уже на следующий день пятёрка Городничего отправила на воздух колонну грузовиков, везущих на фронт снаряды. Всё оказалось просто. Лёва с друзьями покрутились возле ворот базы, их позвал оберлейтенант и предложил пачку галет за погрузку снарядов. Немцы не заметили, как дети положили в каждый грузовик по мине с часовым механизмом.

Затем Кагальницкая и Федя Самохин взорвали мельницу, которая обеспечивала немцев хлебом. Три дня возили на тележке полмешка пшеницы в очереди на помол. На четвёртый день, когда работники отвлеклись на обед, вытащили из мешка противотанковую мину и заложили под настил. На пятый день здание разнесло.

Гестаповцы открыли охоту на подполье. В станицу прибыла "Абвергруппа 304", специализировавшаяся на борьбе с партизанами.



— Страх перед карателями должен быть сильнее партизан, — требовал Ханебиттер. Но подполье работало.

Вскоре были взорваны вагоны на станции Чир, от поджога вспыхнули склады с зерном. Затем подростки перебили охрану концлагеря у хутора Хлебный, сорвав строительство узкоколейки для снабжения немецких войск.

В конце октября военная контрразведка вышла на след партизан. В засаду попали Тоня Лазарева и Саша Кагальницкая при попытке взорвать склад горючего. Затем станичники выдали немцам связного отряда.

Наконец немцы узнали о секретной базе в балке у Дёмкина. Направили на штурм школьников и школьниц танки и бронемашины.

Партизаны сопротивлялись. Два танка нарвались на минное поле, отряд, заходивший с тыла, попал в засаду. Но силы были неравны. Окружённые подпольщики сражались четыре часа и почти все погибли.

Выжили раненые Городничий и Самохин. Вырвались из кольца, отлежались, связались с группой педагогов — кроме Панчишкиной и Артамоновой в неё входила учительница начальных классов Раиса Демида. Остался в живых и Ананий Шефатов, успевший уничтожить десяток фашистов.

Поговорили и решили дальше мстить. Городничему и Самохину требовалось время на лечение, а Клавдия с Ананием подготовили ещё более крупную и рискованную операцию — подрыв моста через Дон у Нижнечирской.
диверсанты 2

По понтонному мосту днём и ночью шли танки. Учительница и школьник замотали лица чёрными платками, закутались в тёплое — но разве одежда спасёт от ледяной ноябрьской воды — и поплыли ночью по Дону, держа мины с часовым механизмом над головой.

Течение тянуло вниз, еле добрались до середины понтонного моста. Стуча зубами, прикрепили мины, затем из последних сил гребли в условленное место, где их ждала Татьяна Артёмова с сухой сменой одежды.

Взрыв оторвал от моста несколько понтонов, три или четыре боевые машины свалились в реку и затонули.

В следующие дни они разобрали рельсы на железной дороге, вызвав крушение поезда. Затем выкопали секретный кабель связи и отрезали от него кусок в тот день, когда запертый в Сталинграде фельдмаршал Паулюс вёл переговоры с командующим 4-й танковой армией генералом Готом о прорыве советского кольца.

Командование 64-й армии Василия Чуйкова, оборонявшейся на южных подступах к Сталинграду, готовилось представить Панчишкину и Шефатова к государственным наградам. Не успело.



Из штаба Чуйкова Клавдии Панчишкиной передали приказ — завербовать Евдокию Мануйлову, любовницу Ханса Ханебиттера. Армия хотела получить доступ к секретам карателей.

Клавдию настораживало одно обстоятельство — разведчикам о Мануйловой сообщила комсомолка Темникова. Старый друг и полицай Копцев как-то невзначай предупредил Клавдию, что ей нельзя доверять, вроде бы связана с гестапо.

Почему предатель Копцев дал эту информацию? Уже после победы выяснилось, что в полиции под его началом работало несколько агентов НКВД, возможно, и сам он был из них. Косвенно подтверждает догадку то, что после войны отец и сын Копцевы получили всего несколько лет лагерей, а затем вернулись в родную станицу.

Приказ есть приказ. На вербовку любовницы штурмбанфюрера пошла Татьяна Артёмова. Её схватили, затем арестовали и связную Раису.

Клавдию и Анания взяли у лодочного причала, откуда они шли к, казалось бы, надёжному старому бакенщику. Школьник погиб в тот вечер в гестапо.

Клавдию, Татьяну и Раису пытали три дня, подвешивая на вывихнутых руках, ломая рёбра, — требуя сдачи оставшихся на свободе из отряда. Педагоги не предали Городничего и Самохина.

В ночь на 23 ноября 1942 года девушки были расстреляны. К яме Клавдию вёл Копцев. Дал закурить, смотрел на избитое лицо. Предложил завязать глаза, чтобы было не так страшно. Отказалась.

За расстрелом мог наблюдать сам фельдмаршал Паулюс, сбежавший в Нижнечирскую из разрушенного Сталинграда. В тот день он поднимался и на колокольню местной церкви, смотрел на заснеженные придонские степи, сгоревшие дома и ряды могил на немецком кладбище.

В тот же день соединения Юго-Западного и Сталинградского фронтов замкнули кольцо окружения вокруг 6-й армии Паулюса. Фюрер приказывал ему пустить пулю в лоб, но он сдался в плен.



Освободили Нижнечирскую станицу 1 января. Штурмбанфюрер Ханебиттер пропал без вести, его заместитель капитан Лангхельд и переводчик Буланов были схвачены. Вскоре их судили в освобождённом Харькове и приговорили к повешению.

Нижнечирская была восстановлена и вновь разрушена в 1952 году при создании Цимлянского водохранилища. Дома у берега Дона оказались в зоне затопления, были разобраны и перенесены на вершину холма, где возник новый посёлок Нижний Чир.

От старой станицы остался храм Петра и Павла. Когда-то стоял над станицей, а теперь — у самого берега, настолько поднялся его уровень.

Вместе с домами на новое место перенесли останки партизан и советских воинов. Тела сложили в братскую могилу на улице Клавдии Панчишкиной. Обнаружили прах и самой подпольщицы — долгое время место её могилы было неизвестно.

С конца 1980-х поисковый отряд при Доме пионеров возвращает имена красноармейцев и партизан, похороненных в общей могиле. Маргарита Новикова, директор Музея боевой славы, благодарит бога, что кто-то догадался при переносе собрать солдатские медальоны.

— Когда мы 30 лет назад начинали работу, были известны имена 302 человек в братской могиле. Сейчас в списке 396 имён, и это ещё не всё.

Из всех партизан отряда "Смерть фашизму!" только Клавдия Панчишкина была посмертно представлена к медали "За оборону Сталинграда".

Владимир Тихомиров

via




Tags: История
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments